Тайна австралийской плотоядной болезни

язва бурули

Ученые изо всех сил пытаются остановить рост числа случаев язвы Бурули в Австралии, и понять роль опоссумов в ее распространении.

Адам Ноэль подумал, что это просто укус комара. Он заметил слегка небольшую красную точку на щиколотке около недели назад. Врачи подумали, что это какое-то раздражение кожи. Прошло еще две недели, и на его ноге появилась дыра. «Происходит что-то очень странное», — подумал он и поехал в госпиталь Остин в Мельбурне.

Это был апрель 2020 года, и пандемия коронавируса прочно охватила Австралию. Персонал был перегружен. Врачи сказали ему, что рана скоро заживет. Вместо этого, спустя еще несколько дней, уже можно было увидеть его ахиллово сухожилие через дыру размером с мяч для настольного тенниса. Итак, он вернулся в больницу, на этот раз в Сент-Винсент, одну из ведущих больниц Австралии. Врачи продержали его около недели для взятия биопсии, прежде чем окончательно подтвердили причину страданий Ноэля. Это была язва Бурули: бактериальное заболевание, которое может вызвать большие открытые раны и, если его не лечить, привести к необратимому обезображиванию и инвалидности.

Прошло около шести недель от момента заражения Ноэля, до окончательной биопсии и приема нужных лекарств. Врачи говорят, что он мог потерять ногу.

Прежде чем заметить первый признак болезни, Ноэль много работал в саду, чтобы освободить место для нового сарая. «Я срубил несколько деревьев, которые не трогали уже 20 лет», — говорит он. «Я почти уверен, что мое заражение совпало с разрушением деревьев и среды обитания опоссумов».

Да — опоссумы. Ученые считают, что эти пушистые ночные существа могут играть ключевую роль в передаче язвы Бурули людям. Они тоже страдают от этой болезни, и бактерии Бурули, называемые Mycobacterium ulcerans, в больших количествах обнаруживаются в их фекалиях. В последние годы, большая часть естественной среды обитания опоссумов была потеряна из-за деятельности человека, что сблизило опоссумов и людей, и вполне возможно, привело к увеличению числа случаев заболевания.

Язва Бурули, которая когда-то встречалась только в пригородах, теперь постепенно приближается к Мельбурну, и врачи и ученые пытаются остановить ее, прежде чем она достигнет города с населением в пять миллионов человек.

Растущая угроза

Ноэль живет в Мельбурне, но у его семьи есть домик на пляже примерно в 100 км от города, на полуострове Морнингтон. Это богатый район. Популярное место отдыха горожан и туристов, с невероятными песчаными пляжами.

Это не совсем то место, в котором вы ожидаете услышать о безудержных плотоядных бактериях на свободе, но случаи язвы Бурули в Виктории, как правило, встречаются именно в этом районе. По штату за последние годы количество случаев заболевания увеличилось более чем в три раза: в 2014 году врачи зарегистрировали 65 случаев; в 2019 году их было 299, а в прошлом году было 218 случаев (не смотря на пандемию коронавируса).

Когда подозревается случай язвы, пациента чаще всего направляют к Даниэлю О’Брайену, врачу-инфекционисту и специалисту по язве Бурули, который руководит клиникой в ​​соседнем Джилонге. Еженедельно он принимает от пяти до десяти новых пациентов.

Физические последствия значительны — агрессивная язва может вызвать уродство, требующее серьезной хирургической операции и приводящее к инвалидности. Язва Бурули может быстро разрушить кожу и мягкие ткани, если не лечить комбинацией специфических антибиотиков и стероидов в течение недель, а во многих случаях и месяцев. «Неважно, насколько маленькое поражение или насколько оно велико, ни у кого нет иммунитета к этой болезни», — говорит О’Брайен.

«Болезнь действительно может разъесть целую конечность», — говорит О’Брайен, в список пациентов которого входят маленькие дети, которым потребовалось до 20 операций для лечения язвы.

Язва Бурули лечится сильной дозой двух мощных антибиотиков, которые необходимо принимать в течение нескольких недель, а часто и месяцев: рифампицина, который также используется для лечения других серьезных бактериальных инфекций, включая туберкулез и проказу, и моксифлоксацина, который используется для лечения чумы. В зависимости от тяжести язвы также необходимы высокие дозы стероидов и хирургическое вмешательство.

«Наши знания об этой болезни недостаточны. Есть несколько действительно важных научных вопросов о том, как она покидает окружающую среду, и как люди на самом деле ее приобретают», — говорит О’Брайен. «Если мы не получим ответы на эти жизненно важные вопросы, в будущем, нам возможно придется бороться с эпидемией этой болезни».

В настоящее время ученые работают над гипотезой о том, что бактерии размножаются с помощью опоссумов и их фекалий. Комары и другие кусающие насекомые затем переносят эти бактерии от опоссумов или окружающей среды к людям, проникая под кожу и оставляя бактерии вызывать язву Бурули. Но это остается теорией, и никто не знает наверняка, заражаются ли люди этим заболеванием от комаров, почвы или от самих опоссумов.

Когда язва Бурули впервые появилась в штате Виктория в 1948 году, было всего несколько случаев, но сейчас в Австралии язва Бурули становится все более распространенной. Язва Бурули классифицируется Всемирной организацией здравоохранения как «запущенное» заболевание: ей не уделяют особого внимания и о ней мало что известно. Впервые она была обнаружена в 1897 году в Уганде, но поскольку она затрагивает в основном бедные слои населения с ограниченным медицинским обслуживанием, «просто не было денег, чтобы по-настоящему потратить время, усилия и ресурсы на исследования», — говорит О’Брайен. Его собственный опыт основан на многолетней работе в Западной Африке, где он лечил пациентов с язвой Бурули и сопутствующими заболеваниями: проказой и туберкулезом.

Когда язва Бурули впервые появилась в штате Виктория в 1948 году, было всего несколько случаев. Но, по мнению экспертов, в Австралии язва Бурули становится все более распространенной.

Охота за ответами

В 2018 году он опубликовал статью в Медицинском журнале Австралии, в которой призвал к финансированию срочного научного ответа на растущее число случаев заболевания. Примерно в то же время 13-летняя девочка по имени Элла Крофтс опубликовала петицию с призывом к правительству о финансировании, после перенесенной серьезной язвы на колене, которая потребовала трех операций и месяцев лечения. В течение недели после публикации О’Брайен получил более 2,3 миллионов долларов.

Благодаря этому финансированию О’Брайен сотрудничал с другими экспертами, чтобы ответить на ключевой вопрос: как происходит передача? «Это заболевание, которое имеет сложное взаимодействие между окружающей средой, животными и людьми», — говорит он. Но без более глубокого понимания способов передачи профилактика будет по-прежнему сложной.

О’Брайен объединился с исследователями окружающей среды, учеными-инфекционистами и экспертами по человеческому поведению, чтобы они могли собрать воедино все части головоломки и выяснить, что происходит.

Исследование продолжалось до весны 2020 года, но пандемия коронавируса помешала прогрессу, и дальнейшее финансирование найти трудно. Пока что исследователи до сих пор точно не выяснили, как бактерии на самом деле заражают людей.

О’Брайен опасается, что в связи с глобальной пандемией, язва Бурули может снова ускользнуть на задний план. «Covid-19 показывает нам, что мы не можем рассматривать болезни изолированно. Коронавирус и язва Бурули происходят от природы, они оба содержат предупреждение о нашем взаимодействии с природой, они оба чрезвычайно опасны», — говорит он.

Поделиться
Share on VK
VK
Share on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Pin on Pinterest
Pinterest

Written by 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии